Федеральная служба безопасности РФ
Официальный сайт
Подробная информация
СИЛА - НЕ ЕДИНСТВЕННОЕ ОРУЖИЕ В ВОПРОСАХ БЕЗОПАСНОСТИ
Наталья Сычева

Fishnews.ru

 

Департамент береговой охраны - сравнительно молодое подразделение Пограничной службы ФСБ России. С 2007 года функции по обеспечению охраны водных биологических ресурсов территориального моря, внутренних морских вод, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации пограничными органами выполняются в рамках одного из подразделений ФСБ. О том, в каком ключе выстраивается защита морских богатств России сегодня, РИА Fishnews.ru рассказал заместитель руководителя Службы - руководитель департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ, генерал-полковник Виктор Труфанов.
-     Виктор Трофимович, для начала хотелось бы узнать, какие задачи государство ставит перед вами на современном этапе и какое место среди этих задач занимает охрана водных биоресурсов?
-     На современном этапе основные усилия органов береговой охраны направлены на защиту экономических и иных законных интересов в морских пространствах России и в открытом море, контроль за соблюдением законов и международных договоров на море, а также на реализацию государственных задач. Прежде всего это относится к сферам обеспечения морской безопасности, безопасности транспортных коммуникаций, поиску и спасанию людей на море.
Одной из приоритетных задач, возложенных на пограничные органы указом Президента РФ № 950 в августе 1997 г. и постановлением Правительства РФ № 90 от января 1998 г., является охрана водных биоресурсов. Напомню, прежде государственный контроль в этой сфере осуществлял орган по рыболовству.
Пограничная служба выполняет контроль за соблюдением пользователями международных договоров, федерального законодательства в сфере охраны ВБР, установленных правил добычи водных биоресурсов.
Департамент береговой охраны максимально серьезно относится к исполнению этих важных функций, особенно учитывая всю сложность отношений в сфере рыболовства. Все мы хорошо помним, в какой тяжелой ситуации находились запасы промысловых объектов в середине 90-х годов, особенно в Дальневосточном регионе, когда разграбление морских ресурсов и, в первую очередь, таких валютоемких, как краб и морской еж, приобрело массовый характер.
Сейчас ситуация меняется и меняется весьма кардинально. Поворотным моментом в этом вопросе, по нашему мнению, стал госсовет, прошедший в Астрахани 31 августа 2007 года. На нем Владимир Путин, тогда еще в качестве Президента РФ, жестко поставил вопрос по наведению порядка в рыбной отрасли. С тех пор Правительством, Пограничной службой совместно с Федеральным агентством по рыболовству и другими федеральными органами проделана действительно большая работа.
В рамках предотвращения ННН-промысла прорабатывается вопрос о заключении межправительственных соглашений с государствами, в которые осуществляют доставку ВБР суда под «удобными» флагами. В основном это страны Азиатско-Тихоокеанского региона: Япония, Китай. Также планируется выстраивать работу в этом направлении с США и Канадой. Благодаря таким активным действиям, мы считаем, нам удалось переломить ситуацию с браконьерством на особо проблемных направлениях. На рассмотрении находится законопроект, предусматривающий установление определенных правил для судов, осуществляющих транспортировку ВБР.
-    И все же в одном из своих последних интервью Вы отмечали, что наибольшие сложности береговой охраны связаны именно с теми районами, где ведется промышленная добыча водных биоресурсов. Задержанные суда ежегодно исчисляются десятками. В то же время Вы наблюдаете снижение уровня браконьерства - можно ли подтвердить это утверждение статистическими данными, которыми располагает береговая охрана?
-    В 2010 году пограничными органами задержано 142 судна, включая 87 иностранных. Для сравнения: в 2009 году этот показатель составлял 182 судна (в том числе 83 под иностранными флагами), в 2008-м - 317 судов. Из числа задержанных в прошлом году конфисковано 30 судов, 25 из которых -иностранные. В предыдущих годах эти цифры составляли соответственно: 21 и 14 судов в 2009 году, 15 и 8 судов в 2008 году.
Как мы видим, большая доля зафиксированных противоправных действий по-прежнему приходится на суда под флагами иностранных государств, с которыми у Российской Федерации отсутствуют соглашения в области рыболовства, - так называемыми «удобными» флагами.
Для справки: в 2009 году за различные виды нарушений, в основном связанных с незаконной добычей или транспортировкой крабов, в ИЭЗ и в территориальном море РФ пограничными органами задержано 75 судов под «удобными» флагами. Большая часть приходится на «подфлажники» Камбоджи - 55 судов (два судна задерживались дважды), далее следуют
Сьерра-Леоне - 11 (одно судно задерживалось дважды), Панама - 4, Белиз -4 и Грузия - 1.
В 2010 году показатели несколько изменились: в числе 76-ти задержанных судов 51 приходится на Камбоджу, 12 - Панаму, 9 - на Сьерра-Леоне. Под флагом Белиза задержано 3 судна, еще один нарушитель работал под флагом Мальты.
Кроме того, нами зафиксированы факты занижения объемов добычи крабов российскими судами, осуществляющими промысел по разрешениям. Такие суда производят и накапливают неучтенную крабовую продукцию с последующей перегрузкой ее на транспортные суда «подфлажники» без технических средств контроля, которые и доставляют морепродукты в иностранные порты. Проводятся мероприятия по пресечению данной деятельности.
К проблемным регионам также следует отнести прибрежные субъекты Российской Федерации на Каспии: Астраханскую область, Республику Калмыкия и Республику Дагестан. В силу определенных социальных проблем здесь сохраняется высокий уровень браконьерства рыб осетровых видов.
Основную угрозу здесь представляют организованные преступные группы. Незаконный промысел они осуществляют с применением средств спутниковой связи и позиционирования, нередко применяя против представителей закона огнестрельное оружие.
В настоящее время в целях формирования условий по надежной защите и охране государственной границы, защите экономических интересов государства в акватории Каспийского моря реализуется комплексный план совершенствования деятельности по обеспечению пограничной безопасности в Каспийском регионе.
-     Вы часто встречаетесь с зарубежными коллегами, обмениваетесь информацией, наблюдаете, как дело охраны водных биоресурсов поставлено у них. Вам хотелось бы кое-какие методы перенять, внедрить в российскую практику?
-     Мы отчетливо понимаем, что самостоятельно одному государству решить задачу охраны морских биоресурсов просто невозможно. Здесь необходимо объединять межгосударственные усилия.
Сегодня Пограничной службой ФСБ России организовано двустороннее сотрудничество более чем с 37 государствами. Многостороннее сотрудничество на морских направлениях осуществляется в рамках Конференции по пограничным вопросам: Балтийского региона, форумов пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана и Черного моря.
В октябре 2007 года создан Северо-Атлантический форум береговых охран (САФБО), который объединил министерства и ведомства 20 государств Северной Атлантики. Близится к завершению работа по организации многостороннего сотрудничества в регионе Каспийского моря.
Несомненно, все эти контакты носят не номинальный характер. К примеру, с американскими коллегами из береговой ораны США мы совместно патрулируем конвенционные районы, обмениваемся информацией о подозрительных судах.
Хороший импульс антибраконьерской работе на международном уровне придало соглашение о противодействии ННН-промыслу с Южной Кореей, заключенное в прошлом году. В настоящий момент идет широкое обсуждение подобного документа с Японией.
Все эти меры в итоге позволят нам создать систему средств и методов борьбы с незаконным, несообщаемым и нерегулируемым промыслом, которые лишат браконьеров возможности чувствовать себя вольготно в водах любого государства.
-     Насколько актуально у ваших зарубежных коллег стоит проблема борьбы с ННН-промыслом, который ведут суда под «удобными» флагами?
-     История этого вопроса давняя. На протяжении многих лет мы постоянно отмечаем его важность для России в диалоге с зарубежными коллегами. Однако и сегодня еще не все государства определились со своей позицией, сохраняя определенную лояльность к «подфлажникам». Особенно, когда речь заходит об экономической выгоде для бюджета.
Серьезных положительных сдвигов удалось достичь лишь в последние годы. С 2007 года с участием МИД, пограничных органов, Росрыболовства и других заинтересованных ведомств проведен комплекс мероприятий, направленных на объединение усилий с государствами, которые предоставляют «удобные» флаги промысловикам. В результате в конце прошлого года появилась информация о том, что правительство Сьерра-Леоне приняло решение прекратить международную регистрацию иностранных рыболовных судов и отказаться от предоставления им права использовать свой национальный флаг. Аналогичная работа ведется сегодня и с Камбоджей.
Так что понимание есть. Дело с трудом, но движется. Однако я бы не стал перекладывать ответственность за решение этой проблемы целиком на наших иностранных партнеров. Если для нас этот вопрос стоит столь актуально, значит, мы должны быть инициаторами и именно мы должны вовлекать иностранных партнеров в общую работу. Что, собственно, сегодня и делается.
-       Как показали события последних месяцев, на международный уровень просачиваются и проблемы коррупционного характера. В случае с японскими фирмами, уличенными в даче взяток российским чиновникам за беспрепятственное превышение промысловых квот в российских водах, наши азиатские соседи взялись урегулировать вопрос в одностороннем порядке. Однако всем понятно, что и для России борьба с коррупцией - дело давнее и непростое. Приходится ли береговой охране Пограничной службы ФСБ России вести борьбу за чистоту собственных рядов?
-       Могу с уверенностью сказать, что любая размещенная в СМИ информация относительно деятельности пограничных органов ФСБ России,
не остается без нашего внимания. Тем более когда она касается коррупционных проявлений. Если к нам поступают факты, подтверждающие участие должностных лиц органов охраны в противоправной деятельности, мы предпринимаем все необходимые меры в соответствии с российским законодательством.
А в том, что такие факты были и могут происходить сегодня, у меня сомнений нет. К сожалению, и в наших рядах попадаются коррумпированные лица, которых мы привлекали и продолжаем привлекать к уголовной ответственности. Но для проведения разбирательств нам нужны конкретные факты - голословными обвинениями ситуацию не исправить. И тем более нельзя ставить всех в один ряд с такими негодяями и изменниками. Подобное оскорбляет и лично меня, ведь в подавляющем большинстве сотрудники береговой охраны - это большие профессионалы и просто добропорядочные люди. Говорю это с глубокой уверенностью.
Так что эту проблему мы признаем и всячески боремся с ней: 90-е годы оставили глубокий след на всей стране. Сегодня ситуация выравнивается, и я благодарен позиции, занятой руководством ФСБ России, которое реагирует на каждый подобный случай, невзирая на «честь мундира» и позволяет принимать соответствующие меры по недопущению должностными лицами нарушения закона. Убежден, что наступит тот день, когда и к сотрудникам ФСБ можно будет отнести слова Андрея Дмитриевича Сахарова, назвавшего в свое время КГБ единственной государственной структурой в Советском Союзе, которая не коррумпирована и чиста.
К этому должны стремиться все государственные ведомства и с такой идеей воспитывать нашу молодежь.
-     Мы уже затронули такой проблемный в плане охраны объект, как краб. Когда в России говорят о масштабах морского браконьерства, то в первую очередь имеют в виду именно крабовый ННН-промысел. Понятно, что суда с нелегальными уловами и продукцией на борту не проходят никаких контрольных точек, ни таможенной очистки. Но все примерно знают, куда это может вывозиться. Существует определенный перечень портов у наших зарубежных дальневосточных соседей, где этого краба принимают. Существует и определенная статистика, свидетельствующая о многократном превышении фактических поставок над официальными данными и тем более над разрешенными к вылову объемами. Насколько сложно силами береговой охраны РФ перекрыть эти каналы, фарватеры, по которым происходит нелегальная транспортировка? Или у береговой охраны для этого недостает сил и средств?
-     У береговой охраны хватает и сил, и средств. Но такая задача не решается в один момент и в одиночку. Это также вопрос комплексного характера и международного уровня, и работа в этом направлении идет полным ходом. Усилия, предпринимаемые в последнее время российскими уполномоченными органами по дипломатическим каналам, в рамках межправительственных соглашений, а также усиление мер контроля со стороны   пограничных органов уже приносят первые   положительные результаты. Так, поставки краба в порты Японии в 2010 году сократились почти в 2 раза по сравнению с таковыми в предыдущий год.
Тенденция снижения прослеживается и при сопоставлении официальных данных Японской стороны. Так, объемы ввезенного на территорию Японии российского краба составили: за 3 квартала 2010 года -17 725 тонн, а за аналогичный период 2009 года - 29 323 тонны.
То же можно сказать и по южнокорейскому направлению. В связи с подписанием в декабре 2009 года Российско-Корейского Соглашения о сотрудничестве в области предупреждения ННН-промысла объемы экспорта всех видов краба в РК заметно уменьшились и, как следствие, значительно увеличились цены на крабовую продукцию.
Не менее важным достижением 2010 года стала совместная деятельность с Росрыболовством. Мы провели ряд совещаний и подготовили план работы именно по крабу, в котором наметили режимные, административные, правовые и другие меры по наведению порядка в этом вопросе.
Так что положение вещей меняется кардинально в лучшую сторону. Особенно если вспомнить размах, с которым еще недавно орудовали «крабовые» браконьеры при попустительстве отдельных должностных лиц, в том числе наших пограничных органов. И хотя задержания краболовов-нарушителей происходят сегодня практически каждый день, такого безобразия, какое существовало прежде, у нас уже нет.
-       Наверное, ярким показателем положительных перемен может служить и отношение к этому вопросу самих рыбаков. В прошлом году на одном из заседаний Правительственной комиссии, к примеру, рассматривалось предложение Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока по введению минимального годового объема добычи краба на судно.
-       Абсолютно верно. И это лишнее подтверждение комплексности вопроса. Одними лишь силовыми действиями порядок на морских пространствах в области охраны ВБР не наведешь. Вопрос имеет серьезную экономическую составляющую. Поэтому давно говорится о необходимости создания условий для того, чтобы рыбаку было выгодно добывать и поставлять улов на берег легально.
Помимо силовых существуют и законодательные рычаги регулирования законности промысловой деятельности. К примеру, законом о рыболовстве предусмотрена такая мера наказания недобросовестным пользователям, как лишение права на вылов (расторжение договоров) при неоднократных нарушениях. Фиксирует ли береговая охрана таких злостных нарушителей из числа российских рыбаков или злостные нарушители ходят только под удобными флагами?
-    Конечно, такие случаи фиксируются. Эту информацию мы направляем в Федеральное агентство по рыболовству, которое и принимает решение, какие меры применять к нарушителям. Но в целом число подобных фактов все-таки снижается.
Происходит это, в том числе, благодаря установившемуся диалогу между рыбаками и пограничными органами. Взять хотя бы минтаевые путины 2-3-летней давности, когда масса проблем возникала только из-за недопонимания и взаимного недоверия. Сегодня этот барьер преодолен. Если какие-то сложности возникают, особенно оперативного характера, мы всегда стараемся подходить к решению с пониманием и призываем рыбаков напрямую обращаться к руководству департамента. И такая практика у нас уже отлажена с Всероссийской ассоциацией рыбохозяйственных предприятий промышленников и экспортеров (ВАРПЭ) и Ассоциацией добытчиков минтая.
Наша политика в отношении рыбаков определена - на встречах с отраслевой общественностью ее неоднократно озвучивал и руководитель Пограничной    службы    ФСБ    России    Владимир    Проничев - у рыбохозяйственников должны быть все условия для нормальной работы и развития. Если для этого необходимо вносить изменения в законодательную Газу, мы ее корректируем. Конечно, если эти интересы не пересекаются с вопросами государственной безопасности.
-    И все же браконьерство остается серьезной угрозой экономическим интересам России. С учетом уже принятых государством мер, какие дополнительные шаги, по Вашему мнению, нужны еще?
-    На мой взгляд, нынешнее направление работы выбрано совершенно верно, и принимаемых мер по уже обозначенным мною направлениям достаточно. Повторю, это совместная работа с руководством рыбохозяйственной отрасли по противодействию браконьерству, деятельность в рамках специализированной Правительственной комиссии по созданию мер правового регулирования и, конечно, обширная работа с иностранными коллегами.
Иными словами, создание системы по наведению порядка в сфере охраны водных биоресурсов близко к завершению. Более того, уже заметны положительные результаты этой работы. Что касается эффективности мер, то, если по прошествии времени какие-то из них показывают свою недостаточность, их необходимо корректировать, дорабатывать.
Важнее то отношение, которое сложилось сегодня к проблемам отрасли в государстве в целом. Мы отчетливо видим внимание и заинтересованность, которые придают уверенности и сил в нашей общей работе.
 
Телефон доверия: (495) 224-2222, (495) 914-43-69 (круглосуточно)
Электронный адрес:
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул. Мясницкая, дом 1
© 2009. Пограничная служба ФСБ России
При использовании материалов ссылка на сайт Пограничной службы ФСБ России обязательна